Оханье и аханье – означает траханье, или что там у нас на сладкое


Мы с мужем никуда не выбирались целую вечность. Дом-работа, работа-дом, уикенд перед телевизором. У нас даже дачи нет, на которую можно было бы сбежать из нашей однушки на девятом этаже панельки. Боря мой типичный домосед и зануда, вот ему и нормально, а мне, как в той песне – «летать охота». Я, как любая нормальная женщина, люблю красиво одеться, выйти в люди, что называется, но Бориса, как говорится, ни с собой не возьми, ни дома не оставь. А нам, между прочим, с небольшим за тридцать – когда, если не теперь. Считай, отгуляли свое.

Прихожу в пятницу домой с работы, муж говорит, – кум звонил, приглашал завтра, с ними за город мотнутся. Там, как оказывается, у кумы день рождения, вот, хотят отпраздновать, так сказать, в узком кругу. Они там арендовали, что-то, типа домика у озера, так, что можно будет и рыбку половить, и искупаться, и шашлычков пожарить. Главное, еще, говорит такой – «хочешь, не хочешь, Ленка, а отказать неудобно, так что собирайся». Можно подумать, из нас двоих, я комнатное растение. У меня, даже, по случаю, подарок есть. Кума давно хотела духи французские, а мне, намедни, на работе, коллеги презент сделали, ко дню социального работника. Я упаковку, даже, не успела раскрыть, вот и передарю, – решила я, и на радостях побежала собирать вещи.

На следующий день, с утра пораньше, кумовья заскочили за нами, и мы вчетвером покатили навстречу приключениям. Не дожидаясь, когда приедем, мы с Маринкой начали праздновать еще в машине. Пока добрались до места, успели на двоих раздавить пол-литра вискарика с колой, поэтому сразу после прибытия, Боря повел меня в кусты, прочищать желудок.

– То-то, тебя укачало, кума, – ехидничала Маринка, которая, в отличие от меня, была бабой крепкой и выносливой.

По-мере приезда гостей, стало понятно, что круг присутствующих лиц, не такой уж и узкий – в общем количестве, собралось человек десять-двенадцать, далеко не всех из которых я знала. Как бы там ни было, за часик-другой, обустроились, познакомились, начали праздновать, вот только мое самочувствие, с дороги, оставляло желать лучшего. Пока одни рыбачили, другие занимались готовкой, а кто-то, не смотря на то, что вода еще не прогрелась, пошел купаться в озере, я пыталась совладать с, все еще меня терзающими, рвотными позывами. Как только, терпеть стало совсем невмоготу, я убежала подальше от лишних глаз, чтобы спокойно себе поблевать наедине с природой. Мой Боря, как раз, встал у мангала, поэтому не мог составить мне компанию.

Хорошенько проблевавшись, я прислонилась к дереву, дабы отдышаться и немного прийти в себя, как вдруг, на фоне запавшей тишины, услышала характерные звуки, доносившиеся из соседнего оврага. Оханье и аханье – означали траханье. Открытым оставался вопрос – кто и с кем? С одной стороны, – как бы, не мое дело, но ведомая женским любопытством, я в полу-приседе поковыляла на разведку. «Вот сука!» – стрельнуло у меня в голове, когда, подползя к бережку, я увидела, как на моих глазах, мою куму Маринку, ебёт раком Аристарх – родной брат Глеба, нашего с Борей кума и мужа Марины. Я не поверила глазам, хотя все было на сто процентов очевидно. Крепко ухватив жену брата за широкие бедра, Аристарх бессовестно долбил её в зад, да так, что от шлепков об толстую Маринину жопу, луна шла по лесу. Трусы этой бляди валялись скомканные на земле, а майка с надписью «I Love NY» была задрана к шее, из-за чего, массивные Маринкины бидоны болтались в разные стороны. Стоя на прямых ногах, кума держалась руками за землю, оттопырив пукан и предоставив свою шоколадную дырку на откуп брату мужа.

– Ах! Легче, безумец! – пыталась угомонить пыл своего ёбаря Марина. – Куда спешишь? Не хватится нас никто, говорю же. Это тебе не пизда – аккуратно еби не то, в следующий раз, не дам.

– Я тебе дам – «не дам», сука! Ты лучше, в следующий раз, со своими месячными разберись, или, на худой конец, клизму поставь перед еблей, а то дерьмо твое месить, – удовольствия никакого.

– Вот, же ж урод! Я сейчас, вообще, соскочу, и будешь тут сам дрочить, – обижаясь на слова Аристарха, начала угрожать ему партнерша.

– Поздно, Марина, соскакивать. Кончаю! – процедил сквозь зубы мужчина и, сделав резкий толчок тазом, от которого Маринка едва не зарылась носом в землю, принялся накачивать её прямую кишку содержимым своих яиц.

С моей позиции, мне было хорошо видно, как из кумушкиного дупла, после того, как деверь вытащил оттуда свой болт, полилась густая белая жидкость. Сделав глубокий присед и сунув средний палец себе в очко, Марина стала выковыривать из него остатки спермы. Затем, кума подтерлась своими трусами, одела шорты на голую жопу, заправила вымя обратно под майку и, прикурив от Аристарховой сигареты, стала с ним о чем-то трепаться. Не дожидаясь, когда меня разоблачат, я спешно покинула место наблюдения, тем же гусиным шагом, и вернулась обратно на базу. Через минуту, после меня, к гостям присоединилась именинница. Аристарх объявился немного позже, видимо с целью конспирации.

Первая партия шашлыков была готова и всех желающих пригласили к столу. Мой организм, пока, не был готов принимать пищу, поэтому я ограничилась томатным соком. Как ни в чем не бывало, Маринка уселась по правую руку от мужа и стала за ним ухаживать. Виновница торжества принимала поздравления, гости неоднократно пили за её здоровье и спустя час от начала застолья, все уже изрядно поднапились. От алкоголя, даже у моего Бориса развязался язык, и он весело о чем-то болтал с сидящем возле него мужчиной, по имени Павел. Тот был близким другом семьи наших кумовей, но до сегодняшнего дня мы не были знакомы. Рядом с Павлом сидела его жена Оксана. Судя по животу, женщина пребывала на позднем сроке беременности, поэтому, как и я, потягивала сок через трубочку. Павел интересовался у моего мужа, почему я ничего не ем, при этом заглядывая ему за плече и стреляя глазами в мою сторону. Не замечая знаков внимания, адресованных мне другим мужчиной, Боря объяснил Паше ситуацию и перевел тему в другое русло. Пока мой что-то там про себя бубнел, Павел не сводил с меня глаз. В его взгляде было что-то провокационное, а улыбка говорила больше, чем могли сказать слова.

– Слышь, кума, отойдем по женским делам, – обратилась ко мне Маринка и увела меня из-за стола.

– Где пропадала, подруга? – прозвучал вопрос с подвохом, от меня, в адрес Марины.

– Ты о чем?

– Да, чего-то, не было тебя видно все утро. Оставила меня одну, в таком состоянии. Небось, были дела поинтереснее, чем опохмелять куму.

Марина покосилась в мою сторону, но ничего не ответила. Посетив уборную, мы двинулись обратно к толпе, но по дороге остановились покурить и пооткровенничать.

– Гляжу, Пашка на тебя глаз положил, – двумя пальцами поднося сигарету ко рту, деловито произнесла Маринка.

– Как давно вы знакомы?

– Они с моим Глебом учились вместе. Когда мы только начали встречаться, Павлик тоже ко мне клинья подбивал. Было дело, я даже подумывала бросить Глеба, ради него.

– Между вами что-то было? – могла и не спрашивать я, зная, насколько Маринка всегда была слаба на передок. Что говорить, если даже сегодня, ей хватило наглости, изменить под носом у мужа, да еще и с его родным братом.

– Ой, подруга, думай обо мне, что хочешь, но, признаться, мы с ним, буквально, до недавно, это самое… – и кума, на пальцах, продемонстрировала, что именно она имела ввиду. – Пару месяцев тому, как перестали Глебу рога наставлять, и то, только из-за того, что у Пашкиной Ксюхи чуйка обострилась.

– То есть, взяли паузу, – уточнила я.

– Я тебе так скажу, из-за беременности, Ксюха временно недоступна, а страдает мужик. Ему-то, в любом случае, свои потребности удовлетворять надо, а эта дурра даже в рот не берет и жопу свою бережет, не понятно для кого. Вот, и не удивительно, что муж её на чужих баб заглядывается. Ты, Ленка, смотри, если за Борьку своего переживаешь, то я тебе так скажу – то, о чем он не узнает, ему не повредит. В конце концов, когда еще выпадет возможность гульнуть, и не пизди мне тут, что ни разу об этом не думала.

– Чего ж ты сама не поможешь человеку, по старой памяти, раз уж у вас такая любовь?

– Дорогуша, если бы не моя кровоточащая вагина… – Марина не успела договорить, потому что к нам, внезапно, присоединились еще две желающие закурить – Маринины подруги, Оля и Камилла.

Ближе к вечеру начались танцы. Другие мужья составили компанию своим женам, а мой, как обычно, сидел и курил, дымя мне в лицо. Станцевав несколько медляков с Оксаной, её муж Павел проводил свою запыхавшуюся жену к столику, налил ей воды и предложил немного отдохнуть, учитывая положение, в котором она находиться. Исключительно, через заботу о своей супруге, мужчина предложил мне ненадолго её подменить, и спросил разрешения у Бори, пригласить меня на танец. Под пристальным взглядом моего мужа, Павел не дозволял себе никаких излишеств, и лишь заметив, что Борис больше не смотрит, прижался плотнее и опустил руку, с талии, мне на ягодицу.

– Елена, вам уже лучше? – начал издалека подкатывать яйца Павлик.

– Немного мутит, но уже терпимо.

– В таком случае, я не буду слишком сильно кружить вас, чтобы вы, ненароком, не потеряли сознание, и мне не пришлось делать вам искусственное дыхание, – шутил Павел, не скрывая сарказма.

Я не могла не заметить, что наш танец сопровождался отчетливой эрекцией у моего партнера. Ощущая всем телом то, как он меня хочет, я непроизвольно пустила сок. Прокручивая у себя в голове напутствия Марины, мысленно, я уже изменяла мужу. Клянусь, если бы в ту минуту мой кавалер предложил мне заняться сексом, я бы согласилась отдаться ему, не смотря ни на что. Как бы сильно я не ждала решительных действий от Павла, в тот раз, он так и не повел мня за собой, куда-нибудь на бережок, предаваться плотским утехам. Оттанцевав танец до конца, Паша вернул меня, насквозь промокшую, моему дорогому супругу.

Глеб, тем временем, жаловался Борису, что у его Маринки сегодня утром пошли месячные, и несколько следующих дней её промежность будет способна принять, только, гигиенические тампоны. Очень не хотелось расстраивать кума, рассказывая ему об истинных способностях его женушки. Кроме того, моя промежность волновала меня, в тот момент, гораздо больше.

Я искала глазами, куда-то запропастившегося Павла, а когда убедилась в его отсутствии, то направилась к домику, в котором мы все должны были ночевать следующую ночь. Почему-то мне казалось, что именно там, я смогу найти Пашу, но вместо него, я наткнулась на Игоря и Камиллу, о которой уже упоминала. Парочка, незаметно для всех, перебралась в дом, и устроившись прямо на террасе, сношалась в миссионерской позе. Ребята были настолько увлечены процессом, что даже не заметили моего присутствия.

Камилла была эффектной, смуглой брюнеткой, с упругой грудью третьего размера, красивой, как принято говорить, бразильской попой и длиннющими ногами, которыми она обхватила тазобедренную часть лежащего на ней Игоря. Как по мне, среди всех присутствующих дам, Камилла была самой красивой и экзотичной. Кроме сексуального тела, черты лица девушки, были также весьма притягательными. Своими большими белыми зубами она укусила Игоря за мочку уха и начала посасывать его пухлыми губками. Это выглядело чертовски горячо. Не уступая своей партнерше в красоте тела, Игорь запросто мог претендовать на номинацию в категории «самые упругие ягодицы». Молодой человек был мускулист, отлично слажен и грациозен в своих движениях. Наблюдать, как этот вестфалец покрывает свою породистую кобылку, было сплошным удовольствием, хотя бы, с эстетической точки зрения.

К моему стыду, Камилла заметила, что я уже несколько минут за ними наблюдаю, но это её ничуть не смутило. Женщина не стала останавливаться и впадать в краску, напротив, когда я хотела уже уйти, она помахала мне головой, мол, не стоит этого делать. Вонзив ногти Игорю в спину и, упершись ногами о пол, смуглянка начала двигать бедрами навстречу партнеру и взвинчивать темп. С того момента, как наши глаза встретились, Камилла не отводила взгляд. Ей откровенно нравилось трахаться при свидетелях и тот факт, что я смотрела, безусловно, её возбуждал. Даже когда скоропостижный оргазм накрыл Камиллу, кончая, она не переставала смотреть в мою сторону.

– Елена, вот вы где, – послышался тихий голос Павла у меня за спиной. – А я вас повсюду ищу. Марина сказала, вы хотели со мной о чем-то поговорить.

– Я…? Поговорить с вами…? – застигнутая врасплох, я немного испугалась и не была готова к диалогу. – Маринка такое сказала? – вот, зараза – подумала я, – сводничать вздумала.

Павлик стоял чуточку дальше, от входа на террасу, поэтому Игоря и Камиллу он не видел. Я решила не подпускать его ближе, дабы не оказаться в неудобном положении, посему, взяла мужчину под руку и предложила ему прогуляться.

– Павел, а что это мы с вами на «вы»? С моим мужем вы вели себя более фамильярно.

– Только не надо сцен ревности, отбивать у вас вашего мужа я не собираюсь, мне моей жены хватает, – довольно неплохо шутил Паша.

– Кстати, а где Оксана? Неужели вы оставили вашу супругу одну, в её положении? – не без подтекста, любопытствовала я.

– Оксана решила прилечь. Как вы выразились – в её положении, надо больше отдыхать.

Пока мы шли и вели беседу, я не заметила, как оказалась за периметром базы, на парковке, где все мы припарковали свои автомобили. Тут, не церемонясь и не спрашивая разрешения, Павел заключил меня в объятья, прислонил спиной к кузову машины и мы слились в пылком поцелуе. Не знаю, как долго Паша не занимался любовью, но как по мне, он был даже через чур заведен. Кроме того, он был нехило пьян, я поняла это по сильному перегару у него изо рта. Спустившись вниз, Павлик начал целовать и облизывать мою шею, а его руки крепко ухватили меня за попу. По правде говоря, я была немного обескуражена таким напором. Мой ухажер обходился со мной, как с какой-то уличной проституткой, которая просто обязана ему дать, ведь он за неё заплатил.

Начав расстегивать на мне блузку, мужчина не справился с напряжением и добрую половину пуговиц попросту оторвал. Распахнув одежду, он стал лобызать мою грудь, стягивать зубами мой лифчик и лезть языком мне в пупок. Я стояла, как вкопанная, с полуобнаженной грудью и обслюнявленным животом. После такого начала, я не была уверена, хочу ли продолжать. От прежнего возбуждения не осталось и следа.

– Достаточно! Давай остановимся. Мне как-то не по себе, – решила я обрубать на корню.

– Кому достаточно? Мне недостаточно. У меня на тебя целый день стоит, – так, будто это что-то меняло, сказал Павел.

Он снял сигнализацию со своей машины, открыл заднюю дверь и затолкал меня в салон. Сам залез следом, закрыл и заблокировал двери транспортного средства. В одно движенье, Паша сдернул с себя шорты, ухватил меня за горло и приказным тоном дал указание – «соси, сука». Чтобы принудить меня взять у него в рот, этот мудак больно лупил меня ладонью по щекам, закрывал мне нос, тянул за волосы и водил своей залупой по моим губам. Я хотела крикнуть, и, воспользовавшись моментом, Паша проник в мою ротовую полость. Первой мыслью было – откусить своему обидчику хозяйство, но поняв, что тем самым могу нарваться на грубость, я оставила, сею затею. Павел держал меня за гриву и силой насаживал мою голову на свой детородный орган. Все, что мне оставалось – плакать и причмокивать.

Пока я сосала, Паша расстегнул, таки, бюстгальтер и добрался к моим висящим, будто ушки спаниеля, сиськам. Взяв одну титьку в ладонь, он взялся наминать её, еще больше заводясь от минета. Слезы из моих глаз и сопли из моего носа текли по Пашиной мошонке, на что он незамедлительно отреагировал струей спермы в мое горло, из своего члена. Когда ублюдок кончал, он вдавил меня лицом в свой пах, едва не сломав мне нос.

Одной разрядки Павлу не хватило и он, при помощи физического насилия, уложил меня на спину. Стянув с меня шорты, вместе со стрингами, мужчина прильнул к моей киске языком и принялся мне отлизывать. В его случае, это было вполне уместно, если учесть то, что я была абсолютно сухой. Если он планировал трахнуть меня в пизду, то подготовить почву было не лишним.

Раздвинув мои ноги настолько широко, насколько это позволяло пространство салона, Паша вошел в меня своей вялой колбаской. По мере того, как он набирал темп, его член набирал габариты, прямо внутри вагины. Через минуту, Павел уже присовывал в полную силу. Тачка ходила ходуном и с улицы все должно было выглядеть вполне эффектно. Пашка долбил меня так, что с моих ног слетели сандалии. Стенки влагалища начали сокращаться, предзнаменуя скорый оргазм. Ум помутился, все представления об окружающем мире свелись к пределам матки. Я кончила так сладко, не смотря на то, что меня почти изнасиловали.

– Не надо кончать в писю, – обратилась я с просьбой к Паше, который продолжал меня ебать.

– И не собирался. Мне одной брюхатой достаточно, – грубо ответил Павел.

Он вынул пульсирующий член у меня из передника и вылил свою сперму мне на лобок.

– Ты же никому не расскажешь? – переспросил Пашка, когда мы вышли из авто.

Я покрутила головой и мы, приведя себя в порядок, пошли обратно к остальным. На подходе, мы встретили шатающуюся Олю, которая искала туалет, но заблудилась. Оставив меня одну, Павел любезно предложил провести её в уборную.

– А куда это вы вместе ходили? – хитро поглядывая то на меня, то на Пашу, спросила Оля.

– А где все? – ушла я от ответа, задав встречный вопрос.

– Все пошли в дом, есть сладкое, а я сладкое не ем, – хихикнула, еле стоящая на ногах, Ольга и похотливо глянула на Пашу.

Обхватив девушку под худую талию, Павел повел её писать, а я отправилась посмотреть, что там у нас на сладкое. Когда я зашла в гостиную, то поняла, что не одни, мы с Павликом, не теряли времени. На широком диване, со спущенными до колен шортами, сидели Боря и Глеб, а кума Маринка сосала у них, по очереди. В кресле, напротив, раздвинув ноги, без трусов, в одной лишь ночнушке, сидела беременная жена Павла, Оксана, а брат Глеба, Аристарх, чью жену Олю, Павел повел, судя по всему, куда-то трахать, вылизывал ей промежность. Игоря и Камиллы видно не было, – похоже, парочка вдоволь натрахалась и пошла спать.

– Присоединяйся, кума, – увидев меня, как ни в чем не бывало, предложил Глеб. – Чего это именинница должна отдуваться за всех?

Все выглядело так, что именинница, как раз таки, была и не против за всех отдуваться. Во всяком случае, по тому, как Маринка причмокивала, отсасывая моему Борьке, складывалось такое впечатление. Застыв на месте, я была в замешательстве. Глеб встал с дивана, подошел ко мне, взял меня за руку и повел к остальным.

– Давай, Ленка, порадуй кума, как положено, – оторвавшись от хуя моего мужа, подначивала Марина.

Наблюдая за реакцией Бориса, точнее, за её отсутствием, я, в какой-то мере, пошла у всех на поводу и, опустившись перед Глебом на колени, взяла его член себе в рот.

– Нет-нет, кума, хватит с меня минетов, – остановил меня Глеб. – У моей, сегодня, как ты слышала, критические дни, так что я воспользуюсь, немного, твоей киской, – снимая с меня трусики, спокойно сказал кум.

Он усадил меня на подлокотник дивана и, придерживая мои ноги под коленями, стал вводить в моё влагалище свой короткий, но толстый черенок. Половые губы и стенки моей вагины не привыкли к такому диаметру прибора, поэтому пизда сильно напряглась, прежде чем фаллос вошел на всю длину. Промежность немного поболела, но растянувшись до нужного предела, начала сама просится на хуй. Пока мы с Глебом находили точки соприкосновения, Маринка, своей крепкой рукой, пыталась довести моего Борю до взрыва. Она нависла над ним, готовая, в любую секунду, подставить свой широко открытый рот, для свежей порции спермы, а Боря, во все глаза, пялился куме за пазуху. Поймав его взгляд, пышногрудая Марина сообразила, что надо делать. Сняв из себя верхнюю одежду, она поместила Борин шланг меж свои титьки и принялась дрочить моему мужу своими аппетитными молочными железами. Этот жест очень воодушевил Борю, и тот незамедлительно выстрелил струей семени куме в подбородок. Фонтан густой, белой жидкости, в исполнении моего супруга, долго не прекращался, так что, в итоге, Маринкины сиськи и шея были обильно залиты Бориной малафьей. Тем временем, раздался затяжной стон Оксаны, которая капитулировала под натиском языка Аристарха. Баба на сносях, не совладала со своей воспаленной вульвой, и окатила лицо лизуна золотым дождем. В качестве извинения, Оксана переступила через свои принципы, и, встав рачком, предложила Аристарху размять ей сфинктер, но мужчина отказался, заниматься аналом, зато, попросил будущую мать, разрешить ему подрочить на её живот. Оксана задрала ночнушку, оголила чрево, а Аристарх принялся мастурбировать и стучать по пузу своим детородным органом.

Натрахавшись в одной позе, Глеб перегнул меня через спинку дивана и продолжил трахать стыла. К нам присоединилась Маринка, решившая помочь мужу побыстрее справиться. Она присела на корточки, за кумом, и залезла языком ему меж ягодиц. Своей киской я ощутила, что от Марининых ласк, член Глеба стал еще тверже. Приготавливаясь кончать, я прильнула щекой, к сидящему рядом мужу и тяжело дыша, ему на ухо произнесла – «разреши куму в меня кончить».

Аристарх мял набухшие сиськи беременной Оксаны и спускал ей на живот, Марина средним пальцем массировала простату Глебу, который, параллельно, наполнял спермой мою матку, а я царапала ногтями шею мужу, кончая на хую у кума.

Когда Павел привел в дом пьяную и счастливую Ольгу, на которой, как мы все заметили, не было нижнего белья, а юбка задралась так высоко, что уже ничего не прикрывала, Марина подала к столу торт с чаем. Позже, к нам присоединились Игорь с Камиллой, и мы закончили праздновать Маринин день рождения, непринужденной беседой, за чашечкой чая. Никто бы не поверил, что полчаса назад домик на берегу озера был прибежищем для свальной оргии.

На следующий день, все разъехались восвояси. В автомобиле, дорогой домой, я чувствовала тремор в ногах и удовлетворение в душе, которого у меня давно не было. Не смотря на всю непристойность событий, угрызений совести не наблюдалось. Впечатлений, полученных от совместного отдыха, хватит на некоторое время, но, не мешало бы подумать, о следующем поводе выпустить птичку из клетки.

Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Новые истории new
  • Супершлюха минетчица
  • Девочки, вам когда-нибудь приходилось умолять мужчину о минете? Самой опускаться на колени и тянуться к его горячему блестящему члену губами, с диким
  • Дала отлизать жопу лучшему другу
  • Расскажу, как я дала отлизать жопу лучшему другу. Не подумайте, я не шлюха, просто было очень грустно, когда меня бросил парень. Мы встречались с ним
  • Сексуальный марафон
  • Я должна записать эту историю, чтобы не забыть всей остроты переживаний. В моем уме произошедшее забудется, но навсегда запечатлится в тексте. Меня
  • МЖМ в номере отеля
  • 23 часа. Решительный стук в дверь номера. Она проснулась. Гостей быть не должно, никто не знает, что она здесь. Стук повторился. Она накинула халат
  • Подарок
  • Эта история началась в новый год. Я очень люблю своего мужа, мы поженились почти год назад. Мне как раз исполнилось 20... Итак, я пришла вместе с
Информация