Утро и сперма (Отрывок из романа "Солнце, Сумрак и Радуга")


Утро — это хорошо. Здесь на верхних этажах, утро не просто информация в виде цифр на часах или писка будильника. Здесь это свет в окно. Иногда яркий солнечный, как сейчас, иногда тусклый пасмурный, но именно свет после тьмы. Верхние уровни на то и верхние, чтобы обеспечить достойных светом и тьмой, а не как внизу, вечным сумраком.
Пробуждение Миры было самым обычным. Яркие лучи восходящего солнца били в потолок, отражаясь от хрустальной люстры и, солнечными зайчиками, разбегаясь по постели. Одеяло смялось и сдвинулось, открывая большую упругую грудь с затвердевшими по утру сосочками. Длинные тёмные волосы раскиданы по подушке.
Стоило сдвинуть одеяло в сторону, как выяснилось, что затвердели не только сосочки. То, из-за чего она и её отпрыски носят грубое прозвище, дик, торчало, словно высеченная из камня колонна, покрытая синими прожилкам и увеченная красновато-синей головкой. В принципе ничего нового, в силу происхождения и физиологии, подобные ей с ранних пор вынуждены изучать анатомию своего организма.
Кстати, о чадах, где там Анфиса и Жани. Уже давно выросшие, великовозрастные. Примерно двадцать два года назад она сдала свою сперму, с периодичностью в несколько месяцев и перестроила свой жизненный цикл, получив взамен двух очаровательных отпрысков. Эти две проказницы принесли много хлопот и не меньше радости в её жизнь.
Постель Миры находилась на, своего рода балконе, с которого легко можно было оглядеть всю квартиру-студию. Только кухня, находившаяся под лестницей, да скрытая за дверьми уборная, были недоступны взору. Всё остальное, прихожая, большая гостиная, гардеробная, спальни и несколько столов с оборудованием, было как на ладони.
Встав и поправив волосы, Мира свесила свою большую обнажённую грудь через хромированные перила балкона. Видимо Анфиса пришла вчера поздно и навеселе, ботинки разбросаны, как попало, модные штанишки со звёздочками не в шкафу, а на спинке кресла, нижнее бельё прямо на ковре. А где же сама негодница?
Подавшись ещё дальше вперёд, так, что член высунулся меж прутьев ограждения, она обнаружила их, причём сразу обоих. Жани при полном параде, кофточка, чулки, короткая юбочка. Даже чересчур коротенькая, эрегированный член торчит из-под неё, хотя это, наверное, видно только по тому, что она сидит на корточках. Анфиса же вообще пренебрегла одеждой, стоит, прислонившись спиной к шкафу гардеробной, и гладит тёмно-фиолетовые волосы сестры.
Хотя многие считают, что дик нельзя отнести к какому-либо конкретному полу, сами себя они причисляют скорее к женщинам. Манерами, одеждой и во многом поведением, они подтверждают это. Потому и обращаются друг к другу как к дочерям, сёстрам, матерям несмотря на то, что это не совсем точно.
Жани с наслаждением заглатывала член, стремясь засунуть его как можно глубже себе в глотку. Анфиса же нежно гладила её по голове, приговаривая что-то слышное только им двоим. Близкие к инцесту отношения тоже были обычным делом в семье дик. Не имея возможности забеременеть на прямую, а также вынужденные жить с врождённой гиперсексуальностью, им пришлось изначально откинуть многие моральные устои и предрассудки.
Взять, к примеру, тот же минет, который сейчас самозабвенно делала Жани, даже не замечая, что за ней наблюдают. Именно в такой форме, он является детищем цивилизации. Изначально же это действо воспринималось, как унижение. Способ получить удовольствие, не доставляя его другому. Более того, лучше всего, когда это происходит по принуждению, под таким страхом насилия, что униженная особь, даже не смеет причинить боль своему угнетателю. Издевательство и своего рода пытка, с одной стороны, а с другой желание унизить, покарать, заставить мучиться. Жертва обязана испытывать отвращение и стыд. Варварство, одним словом.
Сейчас всё не так, и это хорошо. Отличным примером является Жани, начавшая раскачиваться всем телом и ускоренно двигать головой, без всякого принуждения, по собственной инициативе. Сейчас люди совсем другие, минет, стал актом любви. Его делают, чтобы доставить удовольствие близкому человеку, выказать своё расположение. Оральный секс перекачивал в русло приятных развлечений. Тот, у кого сосут член, больше, как правило, не является доминирующей фигурой, всё делают за него. Нёбо, губы, язык, глотка, даже пищевод, если это позволяет физиология партнёров, всё идёт в дело. Существует множество техник занятия оральным сексом, ведь из акта насилия он превратился в акт любви.
Просунув руку между прутьями перил, Мира принялась гладить свой половой орган, ещё не опавший со сна. Только ощутив всю мощь, зажатую в кулак, она осознала, чем занимается. Гиперсексуальность, что тут поделать. Глубоко вздохнув, она принялась ускоренно водить рукой по стволу.
Её дочери, меж тем, похоже, не стремились к быстрому концу. Почти доведя Анфису до оргазма, Жани вытащила изо рта не маленьких размеров член, мокрый от слюны и смазки, и приложила его к своему лицу. Губами она нежно начала затягивать в рот яички, облизывая и посасывая их по очереди. Анфиса стонала, вцепившись в голову сестры.
Отойдя на пол шага назад, но, не выпуская увлечённых минетом дик из поля зрения, Мира задрала свой член к животу и принялась ещё быстрее двигать рукой вверх-вниз. Она кусала малиновые губы, чтобы не стонать. Не желая нарушать идиллию.
Сёстры меж тем разошлись не на шутку. Снова заглотив до основания член, Жани принялась с утроенной силой двигать головой. То почти полностью вытаскивая пенис изо рта, то упираясь носом в плоский живот сестры. Собственный её член болтался, высунувшись из-под смятой юбки почти на половину, и сочился смазкой. Анфиса запустила пальцы в тёмно-фиолетовые волосы, массируя голову сестры.
До балкончика, где мастурбировала Мира, стало доноситься ритмичное: «А! А! А!». Хлюпающие звуки тоже стали громче. Сёстры перешли на какой-то запредельный темп движения. Анфиса вдруг резко подалась вперёд, вдавливая голову Жани себе в пах обоими рукам и согнулась, нависнув над ней. Тело её сотрясали сильные конвульсии. Так продолжалось почти минуту. Мира даже успела забеспокоиться, не удушит ли одна её дочь, другую. Но, нет, дик одновременно откинулись назад, тяжело дыша, но каждая по-своему.
Изо рта Жани появился на свет уже не твёрдый как камень, но всё ещё распухший член, перемазанный слюной и белыми сгустками не проглоченной спермы. От этого зрелища, горячая волна оргазма ударила в голову Миры, а, не менее горячая струя спермы в живот. Дик, повалилась на кровать, раскидав по простыне руки и волосы и продолжая фонтанировать семенем. Белые струи с характерным запахом падали на живот, грудь и шею. Вскоре дёргающийся член уже не извергал, а просто выливал сперму, растекающуюся по лобку и яичкам.
Блаженство. В другой раз, Мира возможно бы полежала так по дольше, размазывая семя по животу и груди, пробуя его на вкус. Возможно, наверх поднялась бы одна из сестёр, увидела её в таком виде и ожидаемо, сильно бы возбудилась. Дальше, последовал бы секс, оральный, анальный или просто петтинг со взаимной мастурбацией. На простыне появилось бы больше следов от спермы, а в жизни больше радостных моментов. Но не сейчас. Впереди трудный день.
- Доброе утро! – Крикнула Мира, и быстро сбежав по лестнице, скрылась в душевой.
https://sexytales.club/incest/4320-utro-i-sperma-otryvok-iz-romana-solnce-sumrak-i-raduga.html

Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Новые истории new
  • Голодная невеста в окружении членов
  • Своего парня я обожала. Думаю, это была любовь с первого взгляда. Я заметила его в момент первой нашей встречи, ещё полгода строила ему глазки, пока
  • Измена во благо
  • Мне всегда казалось, что парень который тебя любит, способен на многое. Вот так было и у меня. Во время прогулок, встреч, он постоянно твердил, что
  • Раздвинула ноги, пока муж на работе
  • Обычный летний день, ничем не выделяющийся. Мой муж ушел рано утром на работу. Мне как и всегда пришлось встать по раньше, чтобы приготовить ему
  • Потрахал медсестру
  • Выжимая педаль до упора, я гнал казалось бы около 100 километров в час, но на спидометре, как мне потом сказали было за 170-т. Мое сознание
  • Ток шоу про это
  • На диванах сидели герои шоу – презентабельного вида. А ведущий чуял – сейчас будет припирание. Вот чего чего, а притирания никогда там не было, зато
Информация