Почти идеальная пара - 5


Вечеринка на свежую голову, трезвую память и стыдливые воспоминания.

УАЗ застыл на перекрестке, снова нарушая. На мою радость, в полном отсутствии гаишников. Приятные люди, но лучше с ними не встречаться.

- Пока, - просто сказала Таня, оборачиваясь к нашему «третьему». – Было приятно.

Парень не хотел уходить. Расстроено пожав мне руку, вылез их машины.

- Пока, ребята… Приятно провести время, - добавил с натяжкой, понимая: нас ждет изумительное продолжение.

- Спасибо, милый, - чудесно улыбаясь, проворковала Татьяна.

- Танечка, а ты не оставишь свой телефон, - он стоял подле нее, зажав в руках маленькую ладонь. Она, на высоком кресле машины, возвышалась, как королева на престоле. И, уверен, так себя и чувствовала.

- Прости, как я могу дать телефон малознакомым парням? Что подумает муж и небезызвестный тебе любовник? – она обернулась ко мне и шутливо подмигнула.

Парень неопределенно вздохнул, теряя и дар красноречия, и способность настаивать. В тщетной надежде глянул на меня, ища поддержки, которую я оказывать не собирался. Самого начал предупредив, что Таня много не даст, и быстро забудет. И не соврал. Разве что скрыл, кто на самом деле был ее мужем и кем она мне являлась. Понимая, что участие в «групповушке» и «откровенные» флирты на стороне важны для Татьяны не как факт измены или поиск удовольствий в другой среде, а как цель ворваться в чужую жизнь, свести с ума и исчезнуть, оставляя незабываемые впечатления и разбив сердца. Доказать, что не смотря ни на что, принадлежит только мне, законному супругу. И временные подарки своего тела – не в счет.

Поцелуй на прощание – «третий» потянулся к Таниным губам, но она ловко уклонилась. И, когда он совсем понурил голову, выпрыгнула из машины, впиваясь губами. Предварительно вопрошающе и незаметно пожимая мою руку, спрашивая: «Можно, милый?»

Я неопределенно пожал плечами: «Решай сама», все-таки глубоко внутри чувствуя укольчик ревности, ставшей заметной, когда прошла безумная страсть, уступившая место спокойному умиротворению.

Обняла, даря прощальный, многообещающий поцелуй, после которого, я точно знаю, продолжения не могло быть. И проворна залезла в машину. Успев незаметно сунуть парню в руку записочку.

- Поехали!

УАЗ рванул, удирая с места преступления правил дорожного движения, я видел печальный силуэт брошенного Таниного любовника, глядевшего вслед.

- Вот и закончилось приключение, - подтвердила мои мысли Татьяна.

- Мне показалось, тебе понравилось?!

- Милый, не просто понравилось, я в восторге… Но, прелесть секса втроем в том, что после него можно остаться наедине с любимым.

Я улыбнулся, внутренне соглашаясь, и мысленно аплодирую жене. Но, не удержался от ревнивой и сварливой реплики, совершенно бессмысленной после того, что мы позволяли себе все прошлые дни и сегодня на Тобичике.

- Прощальным поцелуем парня одарила.

Танька презрительно фыркнула, кривя дурашливую физиономию.

- И что? Он мог обидеться, не так понять, поцеловаться-то мы можем… Я бы даже сказала, обязаны, после всего, что я ему позволила с собой вытворить, и он вытворил… Наоборот, многообещающий поцелуй, я даже записочку ему с телефоном сунула, - она замолчала недоуменно встречая вопрошающий взгляд, - чужым, конечно, а ты что подумал? Пусть с надеждой на встречу ходит.

- Определила для себя, что трех встреч хватит? – спросил, зная ответ, но желая услышать еще раз из уст жены.

- Ой, - она радостно захлопала в ладоши. – Мой муж ревнует! – и тут же совершенно серьезно, глядя в глаза, добавила тихо, но решительно, - более чем… Мне – хватит. - И, положила голову на мое плечо. – Остальное время – исключительно с тобой.

Некоторое время ехали в тишине, разглядывая знакомый обоим путь, она тихо сопела, теплым дыханием согревая плечо. И вызывая легкое порхание сердца.

- Типа, я больше с ним не встречаюсь, - вдруг сказала Танька. - А если он как гость попросит еще об одной встрече, что ты ему ответишь? Конечно, я могу не приехать, но он спросит других девочек. Ты-то для него холостой. Или ты ему признаешься, что у нас немного больше, чем только секс-отношения?

Я промолчал, раздумывая. Танька опередила меня с ответом.

- На крайний случай есть Кристина… Пригласишь ее, - и тут же оборвала ответ новой репликой. – Ага, отпущу вас одних Кристиной, и вы будете с ней то же самое делать?

- Так может, ты еще хочешь встретиться? – спросил снова, желая снова услышать отрицательный ответ.

- Нет, не хочу больше встречаться, - совершенно не задумываясь, ответила Танька, абсолютно теряя интерес к, теперь уже бывшему, любовнику. И тут же снова вернулась к своим, уже чуточку меньше эгоистичным соображениям. – Ладно, это еще и от Кристининого желания зависит… Позвоню ей, подговорю… - она так и не сказала, о чем собирается подговорить. Да и звонить, она не собиралась… Можно, я пожалею парня? – оживилась, - Пусть уезжает, но если спросит мой телефон, дай ему, доведу до оргазма по телефону.

- Даже если ты только подыгрываешь, без особого удовольствия, ты превосходна и выше всяких похвал. Расценивай, как комплимент. Такого никому не говорил, - сказал я чистейшую правду, а не заезженный комплимент.

- У меня румянец на щеках… - она похлопала себя по щекам, то ли нагоняя его, то ли сгоняя.

- Хорошо, дам твой второй номер, - отвлекаясь от дороги и внимательно рассматривая Татьяну, неожиданно для себя, обронил, - Никогда бы не подумал, что зрелище моей жены, как ее трахает другой, вызовет такое удовольствие…

- Ну, - Татьяна неопределенно пожал плечами, - мы с тобой порядочные извращенцы.

- «Порядочные» в смысле общего морального фона, или глубины падения от нормы и разложения семейных устоев и традиций? – заумно загнул я.

- Как знать?! – Танька улыбнулась, игриво пожимая плечами, и тут же снова вернулась к интимным соображениям, - Давай сделаю тебе минетик, пока ты за рулем?

- Не боишься разбиться?

- Умру за любимым занятием.

Я вынужденно отказался.

- Боюсь, на Еникале меня не хватит.

- Я только раззадорю…

- И снова нет…

- Дай хотя бы за руль сяду…

- Лизать на ходу не буду.

- Не больно-то и хотелось, - жена показала язык, а я медленно нажал на тормоза, прижимая машину к обочине.

УАЗ, поменяв ездока, продолжил неторопливый бег по ночным дорогам Керчи. Я с нежностью мял коленку жены, отвлекая от дороги, и с необъяснимой для себя спокойной трогательностью разглядывал ее лицо с удовлетворенным выражением и блеском не угомонившихся глаз. Язычок ее иногда облизывал покусанные и зацелованные губы, чем вызывал не новый приступ похоти, а умиротворенное пробуждение мужского естества от чувства осознания, что эта женщина принадлежит тебе и только тебе. Даже если в кратчайшие периоды жизни не верна. Странная, возможно, логика, но другой я не имел. Как и она, впрочем, тоже, относительно моей скромной особы в статусе мужа.

Мысли мои рухнули в прошлое, к событиям трехдневной давности, когда произошла наша первая встреча втроем и ее вторая встреча с нашим «третьим».

Квартирка потеряла обжитой вид по понятной причине: мы в ней не жили. Просторная «двушка» оказалась неактуальна после покупки участка и постройки дома, но продавать казалось не с руки.

Танюха шуршала и шебуршала на кухне, распаковывая пакеты, щелкала пустыми шкафами в надежде отыскать завалявшуюся соль и перец, забытые быть купленными в супермаркете. Я, со скупой мужской леностью наводил марафет. В районе стола и кровати. Потому как, и то, и другое должно было использоваться.

Время вышло из приготовлений на финишную прямую. Стол с бутылкой вина и легкой закуской, свежее белье на кровати, готовое быть испачканным в дикой пляске разврата. С неженской беспечностью Танька задернула шторы, оставляя просветы доступными для «не всам делящных» глаз и для скупого уличного освещения, я, с совершенно не мужской скрупулезностью расставил по комнате маленькие свечки, создавая обстановку строгой секретности и интимности.

Встали в дверном проеме в обнимочку, разглядывая результат. Танька в несколько штрихов поправила не поправляемое и впихнула «невпихуемое», для придания оттенков обстановке, которые любила, имея пунктик в разделе «символы».

- Готовь вино, я скоро, - через минуту в ванной лилась вода – жена принимала душ.

Я, чувствуя, как тело от терпкого ожидания наполняется внутренним жаром, не смотря на кондиционер, работающий на пределе сконструированных возможностей, скинул футболку без рукавов, оставаясь в штанах. Она, минуя, огнеопасные направления свечных батарей, приземлилась в темном уголке комнаты, обделенном открытым огнем. И скрылась в серости ночи до лучших времен.

Выдернул штопором пробку, что полетели ошметья… Капли белого полусухого обильно окропили торс и штаны, оставляя растекающиеся пятна. Ругнулся.

- Ничего страшного, - услышал Танькин голос за спиной. – Не вытирай, милый, я сама…

Она подошла, и, чуть-чуть нагибаясь, с прямой спинкой и оттопыренной попкой, чтоб я мог любоваться ровным станом с тонкой талией, стала слизывать с груди капли вина. Опускаясь все ниже, пока ее нежный и быстрый язычок не гулял вокруг моего пупка, где разливов вина не наблюдалось. Я не стал акцентировать внимания, в нашей ситуации это – второстепенные вещи.

- Вкусно, - сказала жена, отрываясь от моего торса. И поцеловала в губы, посасывая и прикусывая мои. – Как я тебе? – спросила, отходя на полшага, стоя, чтоб игра света и тени на ее теле подчеркивали красоту фигуры и скрывали то, что не могли скрыть сомнительные, но откровенные одежды: светлый пеньюар на бретельках, прозрачный, с единственной пуговкой в районе сисечек, что едва прикрывал их сверху, но приятные бугорки настырно выглядывали из-под него снизу. С разрезом до самого низа, что ни живот с томной дырочкой пупка, ни лобок, едва прикрытый белыми трусиками, не укрывались от взора. Длина – самая обыкновенная для такой кружевной вещицы – чуть прикрыть попку. - Что у нас по плану? – обходя меня со стороны, схватила за руку, утягивая к кровати. Мы плюхнулись на свежие простыни, с запахом чистейшего, стиранного и едва высохшего белья.

- Поваляться. Хочу успеть тобой насладиться, пока мы одни. Или, поболтать о разврате… - я имел ввиду, обсудить предстоящую встречу, что будет допустимо, а чего лучше избежать, чтоб не вызывать в друг друге избыточной ревности. Глянул на часы мобильного. – Время еще есть.

- Может, откажемся? – спросила жена, готовая насладиться сексом и без помощи второго «мальчика».

- Наверное, уже поздно, - улыбнулся, чувствуя привычную мешанину чувств, лейтмотивом присутствующей при прелюдии к «трио».

Танюша, игривой кошечкой с края кроватки подползла на четвереньках. Руками погладила голени, принялась легонько массировать.

- Знаешь, - сказала жена, начиная обсуждать «разврат», - твой приятель разводит меня на минет без презика. Хочет накончать в ротик. – Она говорила за желание любовника обменять топик на трусики, измазанные его спермой с ее губ.

- А ты что?

Танюша игриво облизала губки.

- Я-то не против, - внимательно посмотрела на меня, изучая реакцию. – Но если ты скажешь «нет»…

- Нет, не скажу… Если ты хочешь попробовать.

- Хочу.

- Тогда дерзай, милая.

Жена соскочила с кровати, взяла бокал, и, пригубляя золотистый нектар, вернулась в ложе. В ее ротике оставалось вино, и она, наклоняясь ко мне, вылила на живот дар виноградарей. Принимаясь слизывать языком хмельную прохладу. Волосы щекотали пах. Носиком она игриво толкнула еще сонный, но уже стремительно пробуждающийся член. Танька не собиралась ласкать ротиком, только касаться лицом, вдыхать воздух рядом с ним, выдыхать из носика теплую струю, тереться щечками, едва проводя губками по мошонке.

Скоро член был в полной боевой, и смотрелся стойким оловянным солдатиком. Разве, что материалом был поплоше, но приятней на ощупь.

Танечка, мурлыча как самая взаправдашняя кошка, стала тереться об него. Я дернулся.

- Щекотно!

- Ладно, уговорил! … Попробую по-другому.

И, широко раскрыв ротик, взяла полностью, стараясь губами достать до лобка. Я застонал от удовольствия. Жена выпустила любимый орган из горячих объятий, языком провела вдоль ствола и нежно поцеловала головку.

- Так лучше?

- Так – превосходно!

- Тогда, я продолжу?

Не дожидаясь разрешения или согласия, принялась за профессиональный минет, которому могли позавидовать как профессионалки, так и их клиенты. Нежный язычок гулял по стволу, едва касаясь, порхая, как бабочка, иногда ротик заглатывал головку, посасывая ее с приятным причмокиванием. Танечка, не дожидаясь ответных ласк – полностью желала, чтоб я получал удовольствие, не отвлекаясь даже на нее – прикоснулась пальчиками к писечке, лаская себя через бикини.

Я, с трудом пересиливая себя, постарался оттолкнуть от члена. На что услышал недовольное сопение.

- Хочу с тобой поменяться. Буду лизать, а ты – ручками.

Мы так часто делали, с точностью до наоборот: я ложился на спину, а Таня, стоя надо мной на четвереньках, раздвигала ножки, чтоб я рукой мог достать киску. И пока она брала в ротик, я ласкал нежный бутончик, доводя жену до клиторального оргазма. И большее наслаждение получал, когда мой всплеск, поивший ее соком оргазма, совпадал с ее пиком наслаждения, когда Танька, слизывая с члена капли спермы, вскрикивала от удовольствия, судорожно сжимая ноги, чтоб бессильно упасть рядом, все так же старательно, как и до извержения, продолжать слизывать влагу с моего члена.

- Почему бы тебе просто не расслабиться и не получить удовольствие? – она толкнула меня в грудь, пресекая попытку подняться.

И с прежним усердием и нежностью принялась сосать. Причмокивая, что мне только от звуков ее ротика становилось хорошо и почти невмоготу – я балансировал на грани, стараясь растянуть удовольствие.

Пальчики с легкой непринужденностью гуляли по стволу, мастурбируя в так движениям губ и язычка. Она не торопила меня, зная, что я обожаю долгий минет…

Густая струя ударила в ротик, что Танька отпрянула, поперхнувшись, и закашлялась.

- Ой! – вскрикнула, вытирая губы.

И снова приникла к стволу, слизывая пульсирующие капельки. Не отрываясь от источника, пока он полностью не иссяк, но и тогда жена не остановилась, поцелуями покрывая член, облизывая мошонку и лобок. Кончиком языка притронулась к пупку, проникая в дырочку.

- Ты вкусный, - резюмировала, вытягиваясь вдоль моего тела, кладя голову на грудь. – Так бы и лежала всю ночь, не шевелясь… Хорошо, - подвела короткий итог. Затихла на долгие несколько минут. – Может, дадим отбой? – спросила, имея ввиду назначенную встречу с интимным гостем.

- Сильно хочется отказать? – спросил я.

Она неопределенно пожала плечами.

- И да, и нет… Могу провести время с тобой наедине… Могу порадовать тебя порцией разврата.

Я потянулся к телефону. Заодно проверяя время.

- Отказывать без уважительной причины уже поздно… Но у королевы всегда есть уважительная причина.

Танька задумчиво глядела в потолок, накручивая бретельку пеньюара на тонкий пальчик.

- Мы же потом останемся вдвоем?

- О чем речь?

- Ладно, звони тогда, - согласилась не то с желанием, не то желая быстрее «отстреляться».

Я набрал номер, поторапливая «третьего», слыша в трубке взволнованный и запыханный голос.

- Скоро буду, - услышал ответ. – Заскочил за шампанским.

- Топик мой взял? – прошептала, обдавая горячим дыханием, на ухо жена.

- Топик взял? – продублировал вопрос, слыша на том конце трубы короткий матерок. – Забыл, - повернулся к Таньке, сообщая очевидное. И целуя ее рядом с губами, чувствуя легкий запах спермы изо рта жены – тот запах, который нравится чувствовать любому мужчины от любимой женщины.

- Тогда скажи, что обещанного не получит, а переходной приз глубокого минета достанется другому, - сказал громко, чтоб передавать не стало смысла.

- Бери срочно такси, если хочешь успеть на сладкое, - сказал я, обличая разговор о минете в цивилизованную форму.

… Раздался звонок в дверь, я что есть силы проорал: «Открыто!» Вставать не было желания: романтика была в полном разгаре, и букет шикарных цветов, дорогое шампанское и огромная коробка конфет – полный джентльменский набор, если в кармане окажутся презервативы – оказался опоздавшим минут на тридцать.

Танюша стояла надо мной, покачивая бедрами, чтоб края распахнутого пеньюара раскачивались из стороны в сторону, открывая взгляду ее голый плоский животик с наколкой розочки на правом боку, и узенькие трусики, которые приспусти на сантиметр – другой, откроется вид полосочки светлых волосиков над тщательно выбритой киской. Оттого я, как и мой член, замерли в готовности номер один, на низком старте. Женушка, отодвинув бикини в сторону, пальчиками дразнила себя, погружая их во влажную узенькую щелочку половых губ. Тут же доставала пальчики, тщательно их вылизывая, погружала в розовый рай снова. Я, не сдерживая животные порывы, ласкал себя, чувствуя рукой набухший, готовый взорваться, член.

Новое действующее лицо нарушило шаткое равновесие. Взведенная как пружина, Татьяна, не долго думая, не давая гостю опомниться, соскочила с кровати, и, хватая за рубашку, грубовато, как хозяйка, истинная женщина-вамп, потащила к кровати, как в темное логово царства зла. И, быстро расстегивая ширинку, что затрещали пуговицы, достала набухающий член. Жадно ухватила ртом, принимаясь сосать со всей старательностью прилежной ученицы порнографических курсов.

Она стояла на четвереньках, на белых простынях, с открытым ротиком, в который погружался эрегированный член. Он же – рядом, двигая бедрами, будто проникал в свеженькую киску. Я слышал громкое хлюпанье, заводящее меня сильнее стального ключа – прочную пружину.

Низ пеньюара задрался, оголяя практически голый зад – что могли прикрыть белые прозрачные стринги? Жена крутила попкой, стараясь, изредка отрываясь от члена, и, чтоб он не скучал, лаская его пальцами, оглядываться на меня. Проверяя, в какой степени возбуждения я нахожусь. Иногда ее пальчики отрывались от мужского естества, чтоб прикоснуться к нежному бутону женского. Наконец, она освободила руки для другого: заглатывая член любовника как можно глубже, задрала пеньюар на бедрах, намекая на то, что она не полностью занята, а даже, скорее, свободна. И, принялась ласкать свою грудь, обожая это занятие.

Возбуждение мое нарастало, хотя, каждую секунду я думал, больше некуда. Танюша не старалась угодить парню, дразнила меня, зная, как это заводит. Ее глаза спрашивали: «Ты прочувствовал?» и я отвечал взглядом: «Да, моя любимая актриса развратного театра!»

Она оторвалась от минета, перевода дыхание, протяжно и довольно вздохнув, снова взяла в ротик. Поглаживая писечку, во второй раз говоря, что бутончик свободен и жаждет быть сорванным.

Залез под жену, наблюдая снизу открывшееся прекрасное зрелище. Не только раскрытую от желания киску, но и Танечку, уверенно и страстно работающую ртом. Как она была откровенна передо мной! Бутон едва прикрыт мокрой прозрачной полоской. Я слышал, как она причмокивала от удовольствия и постанывая, производя на меня впечатление. И с нетерпением возбужденной фурии ожидающей ласок ТАМ.

Дотянулся языком до клитора и жадно провел от аккуратного бугорка до самого входа во влагалище. Она вздрогнула, как от удара током, и поплыла, замедляя движения ртом. Я тоже замедлился, подбирая такт, чтоб она успевала, наслаждаясь минетом, дарить другому удовольствие, и успевала прочувствовать мои касания. Она ответила с музыкальной точностью в унисон: в такт моим движениям по заглатыванию члена партнера. Снова принялся за клитор жены. Губами целую, беря половые губки в рот. Начиная посасывать. Танюша застонала, ручкой проводя между ягодиц. Жестом приглашая заняться очаровательной попкой. Она сходила с ума от удовольствия, раз готова была экспериментировать с практически девственным анусом.

- Балуйся, не стесняйся, засунь пальчик, - проронила, на мгновение освобождая рот, пока решительная рука парня снова не насадила ее на раздухарившийся член.

Я мог баловаться не только пальцем. Но и языком. Жадно провел языком по губам и клитору, не касаясь дырочки. Таня, размокшая и разнеженная, извивалась от желания, чтоб в нее вогнали что-то твердое и упругое. И эмоции воплощала в минет, сильнее заглатывая член любовника. Крутила бедрами, жестами предлагая сильнее ухватиться. Палец, смазанный в узенькой писечке, зашел в гости в соседнюю дырочку. Попка без стеснения приняла его. Танюша была расслаблена и готова пустить также язык. Но язык был занят киской. Я трахал ее в дырочку, не забывая уделить внимания клитору.

Жена закричала, сжимая грудь. Член любовника выскочил из ротика, и она принялась водить по стволу языком. От этого вида мой член стоял каменной колонной, великим колоссом Родосским. Но, и наш «третий», кованный совсем не из железа, не сдерживаясь более от натиска интимных, разъяренных ласк перевозбужденной женщины, брызнул горячим потоком. В нежный ротик моей жены.

Танька, не дожидаясь более, оттолкнула любовника, запрыгивая на меня и пускаясь в безумную скачку на каменном коне. Несколько фрикций, и судорога свела ноги жены. Она застонала от блаженства, и, проворно соскальзывая с «крючка», опустилась к фаллосу. Принялась облизывать, попутно собирая языком собственный обильный сок. Но, едва собственный вкус пропал с губ, она, терзаемая новым приливом желания, вновь взгромоздилась на меня. И, снова экстремально быстро кончила. Без сил свалилась на кровать, раскидывая руки и ноги. Но, теперь я, единственно неудовлетворенный, не дал ей ни мгновения отдыха. Встал над ней на колени, и вонзил прямо в ротик, входя грубо и безжалостно, трахая, что она пыталась выплюнуть и начала задыхаться и кашлять. Я, чтоб Танька не смогла вырваться, прижал ее волосы ладонью к кровати. Чувствуя, какая она горячая и разгоряченная. Бешено и тяжело дышит, а глаза – о, эти глаза! – в пелене пьяного любовного наслаждения, сводящего с ума мужиков и покрепче!

Хотел впиться в губы поцелуем, но лицо было забрызгано чужой спермой.

… Я замер… В самый последний момент. Чувствуя, то же, что и она: третий стал лишний.

- Живо в ванную, - скомандовал ей, и она проворно и покорно подчинилась, чувствуя, что продолжение не заставит ждать.

… Когда она вернулась, мы были одни.

Танюша вышла из парящего душа, приведшая себя в порядок и одетая в свежее. Наступало время перейти от животного траха к истинному наслаждению.

На ней были колготы с дырочкой и прозрачный лифчик. Необходимый минимум, чтоб показаться одетой, но умудриться не спрятать ничего.

- Имей ввиду, - заявила с порога, - от горячей водички попка размякла… Очень мягкая и податливая.

Я глядел на жену, не веря, что пять минут назад она придавалась откровенному разврату.

Легла на спину, что ступнями доставала до моих бедер, которые начала массировать, упирая пальчики ног и несильно надавливая. Раскинув руки по сторонам, исподволь наблюдая за мной и используя мгновения передышки.

Я подскочил, склоняясь над ней, принимаясь целовать.

Осознание, что ее ротик был мне неверен, придало дополнительного возбуждения. Член, не успевший опасть полностью ввиду краткости перерыва и силы мужского желания, мгновенно наполнился силой.

- Забудь, что мой ротик был неверным, - отрываясь от поцелуя, обронила жена.

- Зачем забывать? Это добавляет пикантности.

- Тебе нравятся мои ножки в колготах? – она задрала ножки вверх, с легкостью сводя и разводя их в стороны. Жене и самой нравились ее ноги, в колготках черного цвета они смотрелись особенно привлекательно.

Молчание было ответом – я откровенно любовался. Провел рукой по шершавой ткани, чувствуя тепло Танькиного тела.

- Хочу шестьдесят девять, - предложила она, и отказывать не хотелось.

- С удовольствием, милая. Я еще не насладился ни ротиком, ни писечкой.

Наклонился к киске, и от первого же прикосновения она приглашающее раскрылась, демонстрируя красоту расцветшего бутона. Танька закинула ноги мне на бедра. Член почти не выходил из ее ротика, она заглотила очень глубоко, доставая губами до лобка. Я вздрогнул, отстраняясь – побоялся кончить раньше времени. Жена почувствовала мои потуги сдержать оргазм, выпустила… Но, ножки раздвинула шире.

Я не останавливался, продолжая ласкать языком клитор. Танька задрожала, мелкая дрожь пошла по ногам, бедра вздрагивали в такт моим прикосновениям. Застонала, закусывая губу. Руками держа сисечки и лаская соски. Застыла на мгновение, напряженная, как пружина, готовая раскрутиться. И закричала… Ее передернуло, как удара током. Спина выгнулась, а руки шлепнули по кровати, пальцами впиваясь в мокрые от нашего пота, простыни. Но, едва успела опомниться, изогнулась, оказываясь в моих ногах. И, становясь на четвереньки, схватила член ртом. Принялась сосать, громко чмокая, со старательностью и жадностью, не собираясь миндальничать с затяжными ласками. Желая быстро довести до яркого оргазма, чтоб напиться соком любви до последней капли. Прижала член к небу, заглатывая глубже и удерживая во рту, языком водила по разгоряченной головке.

Оторвалась на короткое мгновение. Чтоб забросать кратчайшими по длине, но емкими по содержанию обоюдных эмоций, фразы.

- Кончи мне глубоко в ротик! … Хочу все проглотить! … Хочу тебя, всю твою сперму, всего тебя! … Все слижу язычком…

Сильная струя ударила в ротик жены…

- Мне очень понравился твой неверный ротик, - сказал я, когда смог, наконец, перевести дыхание.

Таня еще играла ротиком с членом, слизывая уже не существующие капельки спермы. Прилегла рядом, кладя голову на грудь, и руками обнимая за торс.

- Было вкусно… А еще мне нравится чувствовать его ТАМ, когда ты уже кончишь… Я могу получить дополнительный оргазм… Ох, все еще хочу тебя…

- Отлично. Сегодня в меню еще осталась девственная попка.

Гость, оставишь комментарий?
Имя:*
E-Mail:


Новые истории new
  • Я, Он и Юлия 4 (Поцелуи в кинозале)
  • Вскоре после последней нашей встречи едва я утром проснулся и вышел из ванной зазвонила моя мобилка. Я услышал в ней бодрый Юлин голосок: "- Привет,
  • Мой сводный брат. Часть 4
  • После долгих переговоров по поводу поступления и проживания, я всё же надеялась, что мне предоставят общежитие. И вот всё, как обернулось: закончился
  • Катенька
  • Катенька была хорошенькой девочкой. Хотя она красилась в рыжий цвет, это очень удачно сочеталось с её маленькой шубкой и, наверное, прибавляло ей
  • Мой сводный брат. Часть 3
  • Часть 3. Уже было поздно, гости разошлись, наступила тишина. Прислушавшись не было слышно, даже Серёжи, пройдясь по квартире нигде его не было, с
  • В автобусе
  • Жара. Июль месяц. После работы надо было возвращаться домой. Стою на остановке, народу куча. Подъезжает автобус народ всей гурьбой вваливается. Ни
Информация